Хоббит или Туда и Обратно

Цель этой работы – проследить, как на протяжении повести меняется Персона главного героя, хоббита Бильбо Бэггинса. Под Персоной понимается:

"социальное Я, роль человека, проистекающая из общественных ожиданий и обучения в раннем возрасте; обычно идеальные аспекты личности, вынесенные во внешний мир".

~ В. В. Зеленский, "Толковый словарь по аналитической психологии"

Именно с этой точки зрения мы смотрим на текст, оставляя за рамками исследования другие аспекты развития личности в юнгианском ее понимании.

В первой главе повести "Хоббит или Туда и Обратно" Дж. Толкин так подробно описывает быт и привычки Бильбо Бэггинса, что нам не составит никакого труда составить его психологический портрет. Прежде всего стоит сказать о том, что хоббит Бильбо был достойным наследником своего отца. Представитель "почтенного" семейства, он вел жизнь спокойную и размеренную, то есть "благопристойную" в хоббитовском понимании. Одна из важнейших его жизненных ценностей – не позволять себе ничего неожиданного, дабы не испортить хорошую репутацию. Любые приключения не для него, ведь он уже вступил в солидный по хоббитовским меркам возраст, а значит все детские шалости окончательно оставил в прошлом.

Наш хоббит безукоризненно вежлив и гостеприимен и одновременно чрезвычайно чувствителен к нарушениям правил приличия его гостями и собеседниками. Как будто, сталкиваясь с чем-то выходящим за рамки приличия, он теряется, будучи неспособным одновременно защитить себя и не уронить собственное достоинство. Безусловно, Бильбо идентифицирует себя с сообществом: "Мы простой мирный народ, приключений не жалуем", – говорит он при встрече с Гэндальфом. Индивидуальность Бильбо по природе своей коллективна. Нам легко увидеть в нем типичного жителя Хоббитона, солидного и домовитого, в меру подвижного и любознательного, аккуратного в действиях и суждениях. Безусловно, у него есть и яркие индивидуальные черты, например, любовь к разного рода картам и планам, некоторая восторженность и чувствительность, возможно, присущая ему чуть в большей степени, чем его соседям и соплеменникам. И тогда нам стоит вспомнить о наследственности, а именно о том, что в предках Бильбо по материнской линии "проскальзывало что-то не совсем хоббитовское: время от времени кто-нибудь из клана Туков пускался на поиски приключений". Стоит отметить, что "почтенность" рода у хоббитов определялась не размерами состояния, а репутацией, выражающейся в наличии или отсутствии тяги к приключениям. Можно предположить, что, как бы Бильбо ни старался занять в обществе высокое положение, он не смог бы это сделать именно в силу принадлежности к клану Туков, репутация которого была когда-то давным-давно безнадежно подпорчена. Иначе говоря, внутри Бильбо существовала та часть, контакта с которой он старательно избегал. Возможно именно она давала себя знать в той восторженности, с которой он вспоминал о фейерверках, устраиваемых Гэндальфом в канун Иванова дня. Именно эта часть, "туковская порода", берет над ним верх, когда он соглашается принять участие в опаснейшем предприятии – походе за сокровищами, – и даже готов обойтись без завтрака, лишь бы только его считали "свирепым". Бильбо очень чувствителен к любым оценкам, и при первой встрече с гномами он очень старается оправдать те характеристики, которые дает ему Гэндальф, значимая для него личность. Самый болезненный укол для него – считаться "никуда не годным", и он тут же стремится доказать свою годность, не давая себе труда остановиться и задуматься, во что именно он ввязывается.

На этом этапе Бильбо мгновенно идентифицируется с той социальной ролью, которую предлагает ему общество, "изо всех сил стараясь казаться умным, осмотрительным, солидным специалистом, чтобы оправдать рекомендацию, полученную от Гэндальфа". Эго Бильбо настолько отождествлено с персоной, что вытесненное бессознательное буквально прорывается на поверхность в виде истерического припадка. "Легко возбудимый субъект. Подвержен необъяснимым припадкам, но … свиреп, как дракон, которому прищемили хвост дверью", – говорит о нем Гэндальф, способный видеть самую суть вещей и людей.

Так или иначе, Бильбо принимает на себя новую роль – Взломщика, который "далеко не так прост, как вы думаете, и совсем не так прост, как думает он сам". Он отправляется в путешествие, одетый в гномовский темно-зеленый плащ с капюшоном, захватив с собой лишь уйму носовых платков и любимую трубку. Он не стремится стать похожим на гномов, напротив, он тяготится этим сходством: "Бильбо утешался единственно тем, что его нельзя принять за гнома, так как у него нет бороды". С образом благопристойного хоббита его связывают лишь носовые платки. С самого начала путешествия практически все привычки, способности и умения Бильбо, необходимые для жизни в Хоббитоне, утрачивают свою ценность. Жизненно важным оказывается лишь одно его умение, присущее всем хоббитам – быстро и бесшумно передвигаться. Сейчас это умение ложится в основу его новой персоны – персоны Взломщика, и становится той первой чертой, которая, во-первых, существенно отличает его от гномов, и во-вторых, имеет очень большую ценность в сообществе.

Стремление как можно быстрее и полнее идентифицироваться с новой персоной приводит Бильбо, а вместе с ним и его новых товарищей, к беде. Он пытается вести себя сообразно со своими представлениями о настоящем Взломщике: "Настоящий взломщик первой категории ...очистил бы карманы троллей, стянул бы барана прямо с вертела, стянул бы пиво – и был таков". Бильбо испытывает отвращение и страх, но не может вернуться к гномам с пустыми руками. Персонное оказывается сильнее здравого смысла, инстинкта самосохранения и интуиции. Однако в результате этого приключения Бильбо, помимо опыта, приобретает нечто ценное, что ложится в основу его новой идентичности – кинжал в кожаном чехле, выкованный эльфами, а ведь мы помним, что "поговаривали, будто давным-давно кто-то из Туков взял себе жену из эльфов". То есть то, что замалчивалось и отрицалось в прежней жизни Бильбо, становится видимым и ценным в новой его жизни.

Отношения Бильбо с гномами строятся не просто. Они то дружески подшучивают над ним, то возмущаются тем, что он не способен лазать по деревьям и быстро бегать. Он же порицает их за неуклюжесть, а также искренне не способен разделить с ними любовь к золоту. Как бы Бильбо ни старался, ему не стать таким, как гномы, и поэтому у него есть один путь – познавать себя через узнавание других, открывая в себе сильные и слабые стороны, нащупывая границы своих возможностей, раскрывая новые способности.

Бильбо привлекает внимание всех, кто встречается ему на пути – уж слишком необычен вид хоббита на пони, да еще в компании гномов. Своим появлением он как будто опровергает сложившиеся стереотипы, вызывая удивление и интерес. Такое внимание не может не влиять на формирование новой персоны Бильбо. Кем он теперь себя чувствует – авантюристом и отщепенцем, нарушившем все законы своего рода, или же достойным потомком Тука Бычьего Рева, прославившегося в битве с гоблинами? В мире, где истории славных побед передаются из уст в уста, где память о подвигах предков является неотъемлемой ценностью, ощущение принадлежности к славному роду, безусловно, оказывает влияние на формирование персоны, если не Героя, то личности, способной на Поступок.

Следующим важным этапом на пути формирования новой личности Бильбо становится его блуждание в одиночестве по подземным тоннелям, встреча с Голлумом и находка волшебного кольца. Пожалуй, это единственное место в сказке, где Бильбо остается на некоторое время наедине с собой. Его единственная цель – выйти из этого лабиринта живым, опираясь только на собственные ресурсы. В этом месте и происходит встреча с Голлумом, с Тенью, обладающей сокровищем. Голлум жесток и себялюбив, мерзок и противен, хитер и безжалостен. Как будто усиленные многократно, перед нами встают прижимистость Бильбо, его забота о собственном желудке, настойчивое стремление избавиться от навязчивого собеседника (Гэндальфа), неловкие попытки спрятать раздражение под маской вежливости. Противостояние Бильбо и Голлума заставляет вспомнить слова Гэндальфа: "он совсем не так прост, как думает он сам". Сомнение в собственной правоте одолевает Бильбо только однажды, он задумывается, а не нарушены ли правила древней священной игры в загадки. Во всем остальном у него сомнений нет. Встретившись с собственной тенью, заглянув ей в глаза, Бильбо оказывается в состоянии принять такие свои качества, как хитрость и изворотливость, способность лгать и красть, не соблюдать договоренности, притворяться, то есть качества настоящего взломщика. "Вор!" – кричит Голлум вслед улепетывающему Бильбо, и этот исполненный ненависти крик звучит как новое имя хоббита, его новая идентичность. В Голлуме Бильбо, сам того не осознавая, узнает себя: "он представил себе череду бесконечных дней, без всякой надежды на лучшую жизнь – лишь жесткий камень, холодная рыба, вечное шныряние и бормотание". Именно так, одиноким, лишенным опоры и перспектив, чувствовал себя хоббит в начале своего путешествия. И тогда сердце Бильбо наполняется жалостью и сочувствием к этой странной и страшной твари – к собственной тени. Найденное кольцо дает ему возможность становиться невидимым, а сочувствие и жалость к Голлуму – возможность принять свою теневую часть, быть "плохим", не боясь осуждения. Быть невидимым значит получить возможность вести себя, руководствуясь исключительно собственными побуждениями и желаниями. Надевая кольцо, Бильбо как будто полностью освобождается от персоны. Ему не нужно ни подстраиваться к миру, ни защищаться от него. На это время он может стать самим собой.

Гномы, узнав о приключениях Бильбо, проникаются к нему огромным уважением, да и он сам, безусловно, вырастает в собственных глазах. В схватке с пауками он проявляет недюжинную храбрость, именно ему гномы обязаны своим спасением. "Он и впрямь почувствовал себя храбрым искателем приключений". Бильбо дает имя своему клинку – он нарекает его Жалом. В замке эльфов на плечи Бильбо ложится полная ответственность за судьбу всех гномов. Он разрабатывает план побега, проявляя недюжинную смекалку. "Взломщик на славу" – так называет его Торин. Перед нами больше не уютный толстячок, неторопливо покуривающий трубочку у калитки, но отважный и находчивый кладоискатель, не теряющий самообладания в самых сложных ситуациях, решительный, ловкий, выносливый, способный заботиться о своих друзьях, полноправный член команды, вполне заслуженно пользующийся любовью и уважением.

Бильбо хорошо осознает, насколько он изменился. В мыслях хоббит возвращается к своей жизни в доме под Холмом, по Ту Сторону Туманных Гор, то желая очутиться в тишине и покое, то проклиная предприятие, в которое ввязался. Бильбо понимает, что стал другим. На его лице теперь "написаны решимость и суровость", хотя внутри он может дрожать от страха. Он не бросает слов на ветер, как прежде. Бильбо может постоять за себя, четко обозначив границы своих обязанностей и возможностей. Каким же он видит себя? На вопрос дракона "Кто ты такой и откуда?" хоббит отвечает так: "Я тот, кого никто не видит. Я – Разгадывающий загадки и Разрубающий паутину, я – Жалящая Муха. Я тот, кто живыми хоронит друзей, топит их и достает живыми из воды. Я тот кто невредимым выходит из костра, из воды, из-под земли. Я друг медведей и гость орлов. Находящий кольца, Приносящий счастье, Ездок на бочках". Таким видит себя сейчас Бильбо. Однако этого, по-видимому, недостаточно для того, чтобы чувствовать себя устойчиво. Если в разговоре со Смогом Бильбо перечисляет свои личные подвиги, то в беседах с гномами он все чаще обращается к любимым поговоркам своего отца, как будто пытаясь найти опору в народной мудрости хоббитов. "Пока жив – надейся! Третий раз за все платит. У всякого дракона есть слабое место" – говаривал отец Бильбо. Возможно, отцовские слова позволяют Бильбо не поддаться очарованию огромных сокровищ, сохранить ясность ума и верность себе. "Бэггинсовская" рассудительная часть проявляется в нем сейчас ровно настолько, насколько это необходимо, чтобы часть "Туковская", вечно стремящаяся к приключениям и опасностям, не захватила его полностью.

Надев эльфийскую кольчугу из серебряной стали и легкий кожаный шлем, Бильбо думает: "Я чувствую себя великолепно. Но вид у меня, должно быть, очень нелепый. То-то потешались бы надо мной дома, Под Холмом. А все-таки жаль, что тут нет зеркала!" Мы видим, что хоббит не отождествляется с этой персоной. Он знает, что надев кольчугу, он не станет ни эльфом, ни гномом, а останется тем, кто он есть на самом деле. Он хорошо себя чувствует в ней только в этом месте, в старом дворце Торина. Здесь его наряд говорит о его заслугах и достоинствах, о его принадлежности к определенному кругу, о его роли. В другом же месте он станет объектом насмешек. Но только ли насмешек? О том, что Бильбо достоин носить эти доспехи, говорит сам король эльфов. Бильбо совершает удивительный поступок: он находит среди сокровищ Аркенстон Трейна и вместо того, чтобы передать его Торину, законному наследнику, отдает камень королю эльфов в надежде, что таким образом сможет предотвратить кровопролитную войну между людьми, эльфами и гномами. На этой встрече Бильбо отказывается от личины Взломщика: "Может, я и Взломщик, со стороны виднее, я лично себя таковым никогда не считал, но взломщик более или менее честный". Способность отказаться от Персоны свидетельствует о том, что Эго достаточно окрепло, и человек больше не нуждается в том, чтобы идентифицировать себя при помощи той или иной роли.

Бильбо видит, как одержимый блеском золота Торин готов биться насмерть с каждым, кто осмелится посягнуть на сокровища Короля Под Горой. Чем больше жители Озерного города взывают к жалости и состраданию Торина, тем сильнее зреет в Бильбо чувство высшей справедливости. Он поступает так, как считает правильным, хотя знает, да и все вокруг ему говорят, что его поступок не останется безнаказанным. Так и случается. Торин в гневе прогоняет Бильбо прочь, осыпая ругательствами.

Кто же теперь Бильбо? Он потерял почти все, что приобрел в этом большом путешествии: он больше не взломщик, не друг гномов. Кольчуга эльфов – вот что осталось с ним. То "туковское", что было скрыто в Бильбо и лишь иногда прорывалось наружу в виде любви к романтическим рассказам о древних временах или к старым картам, теперь находит внешнее выражение в эльфийской кольчуге, а слово короля эльфов накрепко соединяет первое со вторым, внутреннее с внешним, позволяя "эльфийскому" стать неотъемлемой частью личности Бильбо. И поэтому в "неизбежной последней схватке он предпочитает защищать короля эльфов", чувствуя свою принадлежность к этому племени.

Обретая себя, Бильбо теряет друзей. Умирающий Торин говорит ему: "В тебе хорошего больше, чем ты думаешь, недаром ты родился в доброжелательном краю. Доля отваги, доля мудрости, сочетающихся в меру...". Бильбо "плакал так, что глаза у него покраснели, а голос охрип". От "легковозбудимого субъекта" не осталось и следа. Хоббит горюет по-настоящему, глубоко и искренне, как будто вместе с Торином в самом Бильбо умирает что-то, что могло существовать только в присутствии Короля гномов. И Бильбо собирается в обратный путь. Он щедро одаривает тех, с кем свела его судьба. Дорогие украшения и золото не имеют для него ценности, и он отдает их тем, для кого это важно. "Бильбо Щедрый" – так называет его король эльфов.

Бильбо вернулся из путешествия другим. Он изменился настолько, что соседи посчитали его "тронутым", но это его нимало не беспокоило. Скорее напротив, его новая персона позволяла ему беспрепятственно заниматься тем, к чему его влекло теперь: он ходил в гости к эльфам и пристрастился писать стихи. Он чувствовал себя счастливым, не обращая внимания на насмешки и косые взгляды.

Это путешествие позволило Бильбо познакомиться с собой – другим, обнаружить в себе то, что не могло быть раскрыто в той жизни, которую он вел до встречи с компанией гномов. Персона Бильбо Бэггинса, эсквайра, была солидна и значительна, практически слита с его слабым и незрелым Эго. Отражение внутреннего мира Бильбо мы можем увидеть в его жилище – норе, где царит безукоризненный порядок и чистота, граничащая со стерильностью, где все разложено и расставлена по полочкам. Кажется, что малейший беспорядок причиняет Бильбо душевные страдания, и он стремится тут же восстановить статус-кво. В его любви к порядку просматривается нечто невротическое, даже несколько обсессивное. Это одна из форм защит, препятствующих развитию личности, процессу индвидуации.

В конце путешествия Бильбо возвращается к практически полностью разоренной норе. Его признали пропавшим без вести, и его имущество пошло с молотка. Разграблено и разрушено все, что долгие годы представляло для него огромную ценность, что составляло неотъемлемую часть его личности. Но Бильбо испытывает лишь изумление, сравнимое с тем, что испытывает человек, прошедший длительный путь внутренней работы, оглядываясь назад и видя себя-прежнего. Теперь у хоббита достаточно ресурсов, чтобы на старом месте обустроить новую жизнь, вернув то, что по-прежнему осталось важным и дорогим, и привнеся в свой быт новые ценности – кольчуга и кинжал выставлены на всеобщее обозрение. В этой новой жизни Бильбо гораздо больше места отведено тому, что составляет его внутренний мир. Ранее подавляемые содержания теперь могут быть безболезненно выпущены на поверхность: его новая персона "тронутого" и новые друзья – гномы, эльфы и волшебники позволяют ему быть собой.

Разрушение старой и выстраивание новой персоны, как мы увидели, достаточно длительный и довольно болезненный процесс. Расставание со старыми привычками, утрата привычного круга общения вызывают грусть, разочарование, чувство одиночества и покинутости. Человек все чаще начинает задавать себе вопрос "Кто я?", мучительно пытаясь нащупать свою новую идентичность. Новая персона выстраивается, исходя из ожиданий окружающих, путем подстраивания под требования и правила нового сообщества. Но если случилось так, что разрушение старой персоны позволило высвободить внутреннюю энергию, которую человек способен направить не только на приспособление к внешней среде, но и на некие внутренние изменения, то постепенно происходит процесс развития и укрепления эго. И тогда новая персона будет призвана выполнять не только задачу приспособления к социуму, но и задачу защиты внутреннего мира от мира внешнего. Что, собственно, и произошло у Бильбо.

Для кого наши семинары и программы?

Мы приглашаем на свои мероприятия всех взрослых. Женщин и мужчин. Чтобы участвовать не нужно заранее знать или читать что-то особенное. Важны чуткость и ваше желание прислушиваться к себе.

Наши сказочные путешествия как для тех, кому нужны помощь и поддержка, так и для тех, кто хочет лучше понять себя, свои сновидения, прикоснуться к пространству образов и символического, для творчества и развития, личного и профессионального.

Будем рады встрече с вами!